НЕПРОШЕНЫЕ «ОПЕКУНЫ»

Никогда еще, даже в самые острые моменты «холодной войны», мутная волна антисоветской пропаганды не подымалась гак высоко, как в дни венгерских событий. День за днем, час за часом пресса, радио, телевидение извергали яростную клевету.
Весьма любопытно, что особенно громко выражают озабоченность «судьбами свободы в Венгрии» именно те, кто привык душить свободу и дома и за границей. Среди этих новоявленных «друзей венгерской революции» можно назвать джентльменов, которые аплодировали напалмовым бомбежкам в Корее, одобрили призыв эсэсовцев в новую западногерманскую армию и являются ближайшими друзьями таких «апостолов свободы», как Чан Кай-ши, Ли Сын Ман и Франко. Немало среди «опекунов» венгерского народа и тех, кто полагает, что негров в США надо «поставить на место».
В самом деле, ведущую роль во всей этой крикливой кампании играет организация, носящая наименование «Международный комитет помощи». Эта организация, имеющая филиалы в Мюнхене, Стамбуле, Париже, Стокгольме, Брюсселе, Риме и Лондоне, даано прс славила себя тем, что импортировала в Соединенные Штаты беглых «вождей» и «премьеров» из стран народной демократии и обильно снабжала долларами контрреволюционные элементы во всей Европе. Кто же возглавляет этот диверсионный штаб, снискавший презрение всех честных людей мира? В «комитете директоров» мы встречаем генерала Карла Спаатса, который еще в 1948 году изложил в журнале «Лайф» подробный план «обуздания красных с помощью точной бомбардировки промышленных центров Советского Союза». Мы встречаем там и другого старого знакомого, генерала Лю-шеса Клея, бывшего военного губернатора западной оккупационной зоны в Германии, уже тогда призывавшего народы Восточной Европы «восстать». Теплую компанию дополняют бывший начальник американской морской разведки адмирал Эллис Захариас, председатель правления корпорации «Интер-нэйшнл бизнес мэшинз» Томас Уотсон, получивший в 1937 году медаль от Гитлера, директор компании «Дюпон де Немур» Уолтер Карпентер и другие.
Когда «комитет» созвал 8 ноября в Медисон-сквер в Нью-Йорке митинг «единства с венгерским народом», председательствовали на нем генерал Уильям Доновэн, бывший начальник «стратегической разведки» США, специализировавшейся на шпионаже и диверсии, и мистер Генри Люс, издатель журналов «Тайм» и «Лайф», который даже среди реакционеров числится человеком «ультракрайних взглядов». Таковы они, эти поборники «демократии для Венгрии».
Передо мной один из номеров «Лайфа», выходивших во время событий в Венгрии. На ряде снимков — группа людей, жестоко избивающих на улице женщину. С каким садистским сладострастием описывается это зрелище в тексте, сопровождающем снимки! «Ее лицо бело, как мел… Она смотрит на трупы, валяющиеся вокруг… Вдруг какой-то человек наносит ей удар прикладом винтовки… Другой хватает ее за волосы и волочит… Она уже наполовину мертва… Но ее бьют еще, бьют ногами…» Еще фотография во всю страницу, и такая же смакующая подпись: «Этот мужчина сейчас получит очередь из автомата в спину». И, разумеется, жертвы всех этих зверских расправ, в которых видно профессиональное «мастерство» белых палачей, именуются в «Лайфе» «офицерами секретной полиции» и «врагами свободы», а потерявшие человеческое обличье палачи — «революционерами» и «национальными героями». А между тем многие американцы слышали радиопередачу, в которой некий комментатор, плохо усвоивший данные ему инструкции, бил тревогу, как бы «охота на людей» и уличные расстрелы коммунистов и «прочих левых» в Будапеште не вызвали «возражений и протестов» у общественного мнения на Западе!
Даже здесь, на расстоянии нескольких тысяч миль, в атмосфере самых нелепых слухов, полуправды и бесчисленных фальсификаций, которые распространяют печать и радио, я понимаю, что в самом начале события в Венгрии явились выражением недовольства масс серьезными ошибками и упущениями прежнего руководства, стремления этих масс к их исправлению. Мы, американцы, читали также и декларацию правительства Советского Союза, в которой отмечается, что было немало «прямых ошибок, в том числе и во взаимоотношениях между социалистическими странами, нарушений и ошибок, которые умаляли принцип равноправия в отношениях между социалистическими государствами». Но несомненно и то, что, когда события начались, они очень быстро приобрели иной, мрачный характер.
Ленин высказал однажды мысль, что и после смерти капитализма труп еще будет некоторое время издавать зловоние. События в Венгрии показали, что капитализм в этой стране был еще не вполне мертв и что определенные элементы и в стране и вне ее лихорадочно выжидали момента, когда можно будет снова вдохнуть в него жизнь.
Об этом свидетельствует, в частности, и то разочарование, которое охватило правящие крути США после того, как путчисты в Венгрии потерпели поражение. «Уолл-стрит джорнэл» приводит следующие слова одного из помощников Даллеса, сказанные в беседе с корреспондентом журнала: «Ну что ж, тут еще требуется некоторая эволюция… Но дело двигается». В той же газете приводится и другое суждение, высказанное высокопоставленным американским дипломатом: «Если удастся разбить коммунистическую систему на части, легче будет положить ей конец».
Статья в «Уолл-стрит джорнэл» побудила меня перелистать некоторые страницы моего досье газетных вырезок за последние десять лет. Может быть, в свете событий в Венгрии интересно будет вспомнить хотя бы некоторые из этих полузабытых сейчас документов.
9 апреля 1948 года. Журнал «Юнайтед стейтс ньюс энд Уорлд рипорт» пишет: «В Вашингтоне имеется течение, рекомендующее развернуть «Операцию «Икс» за железным занавесом, применив те же методы, которыми пользовалось в военное время управление стратегической разведки…»
Июнь 1950 года. Сенатор Генри Кабот Лодж-младший (будущий представитель США в ООН) вносит з конгресс предложение о вербовке десяти тысяч перемещенных лиц. «Нью-Йорк тайме» разъясняет, что они понадобятся «в качестве шпионов за железным занавесом». Конгрессмен Дьюи Шорт говорит по этому поводу: «Скажем честно, это будет грязная работа».
Октябрь 1951 года. Знаменательная дата! Конгресс принимает поправку к «Закону о взаимной безопасности», по которой правительству разрешается расходование 100 миллионов долларов для финансирования подрывной деятельности в других странах. Автор поправки конгрессмен Чарльз Керстен разъясняет, что речь идет о «поддержке подпольного освободительного движения в коммунистических странах». Знаменательны следующие слова Керстена: «Думать, что террор не будет играть роли в движении освобождения в Восточной Европе,— значит совершенно не понимать того, чем является такое движение».
Февраль 1952 года. «Нью-Йорк тайме» сообщает о состоявшемся совещании «Членов конгресса с беженцами из-за железного занавеса — дипломатами, профессорами и бывшими коммунистами». Повестка дня совещания: «Изыскание новой техники психологической войны против Советского Союза и связанных с ним стран» и пожелания об «организации множества подпольных групп» с целью «создания революционной атмосферы».
Нелишне вспомнить, что докладчиком на этом совещании был вице-президент Международной телефонно-телеграфной компании Р. Фогелер, тот самый, который в свое время был пойман в Венгрии с поличным как организатор шпионско-ди-версионной работы в этой стране. Через 6 месяцев после «совещания» Фогелер возглавил вновь созданный «Американский центр освобождения». Центр объявил, что его цель — «вооружение 45 ООО беженцев из стран Восточной Европы и поддержка подпольной сети в странах железного занавеса».
Апрель 1952 года. В журнале «Нэйшнс бизнес» обозреватель «Нью-Йорк тайме» Антони Ловиеро пишет: «Официально это отрицается, но мы учим людей быть шпионами, диверсантами, специалистами по острейшим формам психологической войны… Их учат взрывать мосты, железнодорожные пути, военные заводы, обращаться со всеми видами оружия…»
Январь 1953 года. Журнал «Ньюс уик» пишет, что «правительство рассчитывает на широкое применение методов диверсий и саботажа в планируемой войне против Советов… Официальные круги Вашингтона отрицают это потому, что опасаются негодования публики по поводу применения таких грязных методов».
Можно ли сомневаться, что «грязные методы» нашли свое применение во время событий в Венгрии!
Американский радиообозреватель Дрю Пирсон рассказал весьма любопытную историю. Еще в начале 1950 года венгерский эмигрант Бела Фабиан говорил ему о «подпольной подготовке»
в Венгрии; он, Фабиан, принимает в ней близкое участие и уверен, что «венгры восстанут». «Венгрия первая поколеблет русское господство»,— говорил Фабиан. Дрю Пирсон спросил тогда Фабиана: «Чем могли бы помочь Соединенные Штаты?» «Ничего нельзя достигнуть без риска,— ответил Фабиан.— Вам надо рискнуть небольшой толикой крови».
Похоже, однако, на то, что, когда дошло до пролития крови, американская секретная служба явно предпочла, чтобы эта кровь была венгерской. В самые острые дни венгерских событий американские газеты не переставали печатать в кричащих заголовках на первых полосах обращения так называемых «вождей восстания» к США: «Вы обещали помощь. Вы призывали нас действовать. Где же вы?..»
Было бы односторонним, если бы я утверждал, что только американские реакционеры устраивают шум по поводу событий в Венгрии. Многие либеральные и прогрессивные американцы глубоко встревожены и дезориентированы этими событиями. Некоторые даже ставят знак равенства между использованием советских войск в Венгрии и вторжением англофранцузских войск в Египет. Так поступил, например, прогрессивный радиокомментатор Сидней Роджерс. Я не сомневаюсь в его искренности, ибо знаю его как активного борца за справедливость. Но я сомневаюсь в том, насколько он был при этом рассудителен. Неужели так трудно увидеть бросающееся в глаза различие между использованием войск в одном и другом случае? Редактор «Дейли пипл уорлд» Джон Питтмэн выразил это различие очень ясно. «Разве,— пишет он,— русские вмешались, чтобы вернуть в Венгрии земли и фабрики тем, кто ими владел до 1945 года? И разве англичане и французы вторглись в Египет, чтобы помочь египтянам осуществить свое право владеть и управлять Суэцким каналом?»
Американцам, несущим в своем сердце обет борьбы за мир и свободу, следовало бы, как мне кажется, прежде всего призвать к ответу тех людей в нашем собственном доме, которые сыграли темную роль в трагедии, постигшей венгерский народ.